Выпуск № 001 от 09.01.2013

Дело всей империи

Как создавался Черноморский флот

– Галина Александровна, как известно, выход к морским рубежам всегда являлся одной из важнейших задач Российского государства.

– В сообществе исследователей, занимающихся изучением истории флота, принято говорить о так называемых пяти политиках, неразрывно связанных между собой. История флота немыслима без изучения других направлений в жизни государства – внутренней, внешней, финансовой, морской и судостроительной политик.

До вступления Екатерины II на престол у России существовал только Балтийский флот. Россия как морская держава обладала только одним выходом в море – на Балтике. Архангельский порт также входил в структуру Балтийского флота. Выхода на юге к морским рубежам не существовало. Там безраздельно господствовала Турция.

– Что стало отправной точкой создания Черноморского флота при Екатерине Великой?

– Обычно основанием флота считается 1783 год, когда состоялось присоединение Крыма к Российской империи. Тогда началось оборудование верфей, портов. Однако, по моему мнению, и я доказываю это документами, отправной точкой Черноморского флота является 1781 год. Именно тогда в архивных документах впервые вместо Азовской флотилии упоминается Черноморский флот. А в 1785 году в Херсоне, центре южного кораблестроения (Николаева как военного порта тогда еще не существовало), состоялось принятие высочайше утвержденных Екатериной II Штатов Черноморского флота. То есть это боевое соединение получило официальный статус.

– Есть ли в далекой, казалось бы, от нас истории Черноморского флота спорные моменты, которые служат предметом для споров исследователей?

– Можно назвать несколько проблемных точек. К примеру, очень мало известны действия Азовской флотилии как предтечи Черноморского флота. Она возникла в период царствования Анны Иоанновны, а при Екатерине II моряки совершили настоящий подвиг: на кораблях, не приспособленных для Черного моря, вели боевые действия против линейного флота Турции.

Немало спорят историки о роли светлейшего князя Григория Потемкина в создании Черноморского флота. Одни называют эту личность одиозной, другие считают его непревзойденным администратором. По всей видимости, человек он был взбалмошный, капризный, непредсказуемый в поступках, но как государственный деятель, как ближайший сподвижник и помощник Екатерины II действительно сыграл колоссальную роль в деле создания морских сил на юге России. Потемкин держал в своих руках все нити не только судостроительной, но и большой политики, с ним считались иностранные дипломаты, а императрица ему всецело доверяла.

– О ком еще спорят применительно к истории Черноморского флота?

– О личности такого человека, как грек Ламбро Коцони. Сегодня его иногда называют чуть ли не героем. Это офицер, состоявший на русской службе в Черноморском флоте. Ему доверили высочайший патент на право командовать арматорским отрядом греческих судов в Эгейском море во время Русско-турецкой войны 1787 – 1791 годов. Но он оказался обыкновенным пиратом, который грабил и убивал своих же соотечественников-греков, воевал в основном против мирных жителей, захватывал суда нейтральных держав – венецианские, рагузские, высаживал десанты своих мародеров на греческой территории, находившейся под властью Турции. Такова горькая правда, которую неопровержимо подтверждают документы из российских архивов. Не случайно император Павел, взошедший на престол после Екатерины II, уволил Ламбро Коцони с русской службы без права ношения мундира. Столь суровое наказание к морским офицерам применялось крайне редко.

– Какие страницы истории Черноморского флота показались вам поучительными для сегодняшнего времени?

– Мне показалось особенно интересным, что огромный вклад в дело становления Черноморского флота внесло южнороссийское купечество. Херсонские, брянские, воронежские, липецкие, екатеринославские, курские, орловские купцы поставляли в Херсон, а позже и в Николаев строевой лес, продовольствие, обмундирование, везли из Москвы на подводах летом и на санях зимой железо, якоря, артиллерийские орудия и другие предметы, жизненно необходимые флоту.

Основной строительный материал – корабельный лес, который тогда ценился почти на вес золота, привозили из польских губерний, из Могилева, из Киевской губернии. Конечно, купцы не трудились себе в убыток: они заключали с черноморским начальством контракты и договоры и получали деньги из государственной казны.

По сути, Черноморский флот строила и снабжала вся Российская империя. Из Петербурга в Херсон поступала техническая и чертежная документация, также из столицы приезжали корабельные мастера самого высокого уровня, которых насчитывались единицы.

– Ныне, как известно, наследником Черноморского флота является современный российский Черноморский флот, базирующийся в Севастополе. Одновременно тот же Севастополь уже больше двадцати лет служит и базой военно-морских сил Украины и у них своя историческая точка отсчета. Как разобраться в этом клубке противоречий?

– Вопрос о преемственности Черноморского флота – очень болезненный как для историков, так и для самих моряков. Да, флот переживал разные времена, разные периоды, несколько раз заново возрождался. Понятно и то, что каждая сторона ратует за собственные исторические корни. Но я думаю, что на этом не стоит заострять внимание: все это наша общая история.

При Екатерине II крупными центрами южного кораблестроения стали Херсон и Николаев, а Севастополь выполнял функцию ремонтной базы флота. При ней же началось его обустройство и оборудование, продолжавшееся до самой Крымской войны. Во время Великой Отечественной войны русские и украинцы сражались бок о бок, вместе защищали Севастополь и вместе погибали. Это единая неразрывная летопись.

Иллюстрация из книги К. Алярда «Новое голанское корабельное строение», 1709 г. (из фондов ЦВМБ)