Скуолы

Коммерсанты, ремесленники и простые горожане не допускались к замещению административных должностей. Во избежание возможного недовольства политические и культурные устремления средних классов стали направлять в так называемые скуола — типично венецианские благотворительные организации. Они создавали для средних классов вид деятельности, аналогичной той, что аристократы находили в магистратурах.

Деятельность скуол строго контролировалась государством. Возникнув как корпорация верующих, затем, с усилением в XIII в. светского начала, скуолы постепенно становились филантропическими ассоциациями, куда стекались значительные средства, которые кроме помощи нищим использовались для оплаты похорон в качестве компенсации детям покойных.

Из тех же фондов шли средства на организацию праздничных церемоний и, прежде всего, на строительство и убранство мест для заседаний. Как заказчики скуола не были оригинальны и лишь подражали патрициям и в делах, и в масштабных предприятиях. Поэтому и фасады зданий становились для них поводом продемонстрировать богатство и влияние. Залы приемов, похожие на те, что были во Дворце Дожей, нередко украшались эпизодами из истории корпорации.

Самой ценной реликвией, принадлежащей скуола Сан Джованни Эванжелиста, был фрагмент Святого креста. Был заказан цикл картин, рассказывающих истории, связанные с этой реликвией. Подобно мозаикам собора св. Марка, представляющим прибытие мощей святого в Венецию, этот цикл не столько утверждает христианскую веру, сколько прославляет могущество Венеции. И Кар-паччо, и Джентиле Беллини изображают чудо с реликвией, как событие, по сути, не главное, уравнивая его с повседневностью венецианской жизни и, тем самым, подтверждая его подлинность.

В течение XV в. Венеция значительно расширила свои владения на континенте. Политика эта встретила отпор со стороны папы Юлия II, Людовика XII Французского и императора Максимилиана, которые, объединившись в Камбрейскую лигу, разгромили венецианские войска при Аньяделло (май 1509), завоевали I Падую (июнь 1509) и начали угрожать уж: самому существованию Венеции.

Городу удалось устоять и даже вернуть большую часть потерянных территорий, но его гордьше был нанесен сокрушительный удар. Победа бша J ознаменована созданием трех непохожих образов. «Гроза» Джорджоне долгое время предствляла подлинную загадку для историков искусства. Возможно, она была заказана Габриэле Вендрамином, и недавно было высказано предположение, что картина написана в честь отво-евания венецианцами Падуи, в котором участвовали представители семейства Вендрамнн.

Начинающаяся гроза символизировала паттическую ситуацию; вооруженный патриции и мать, кормящая грудью ребенка,— также, наверное, символы, очеловечивающие войну. «Гроза» продемонстрировала и важные стилистические новшества Джорджоне. Использование техники масляной живописи позволило ему смягчить контуры и добиться большей выразительности в передаче чувств персонажей, чем Беллини и Карпаччо; кроме того, он отказывается от свойственной им симметрии.

Эти новшества развивает Тициан в «Вознесении Марии» (1518). Как сюжет, так и размер картины не заключает в себе ничего нового, но интерпретация и стиль отличаются радикальной новизной в драматизме и динамике, сливая в единый образ победоносную Венецию и торжествующую Марию.