• Кто такие венецианские дожи?

    Среди всех европейских средневековых государственных образований Венецианская республика всегда являлась самой особенной. Если не учитывать все государственные реформы и мутации, то это европейское государство просуществовало приблизительно с пятого века по 1797 год, прекрасно соединив античную историю с Новым временем. Все органы самоуправления республики были выборными, что позволяет историкам считать, конечно же, с определёнными оговорками, что Венеция была демократической страной.

    Ещё в конце 466 года представители всего населения проживающего в Венецианской лагуне собрались в близлежащем городе Градо и договорились об избрании совета из двенадцати политических представителей от каждой из двенадцати групп островов, которые в свою очередь составляют современную Венецию. Но уже с 1172 года основным и единственным правящим органом Венецианской Республики стал Большой городской совет.

    В 697 году во время Первой значимой военной опасности (сражение с лангобардами) выявила срочную необходимость в централизации управления двенадцатью островами венецианской лагуны. И тогда же в республике был избран первый дож Венеции. Слово «Дож» происходит от древнего латинского слова «dux», что в переводе означает «вождь, предводитель». И первым же дожем Венеции стал некий Паоло Лучио Анафесто. Но некоторые из историков считают, что на должность первого дожа Венеции приняли экзарха Равенны (территория Италии, принадлежащая Византии), Павла, который ранее воевал с лангобардским войском и после разгромного поражения скрылся в Венеции. Орсеоло же стал первым дожем республики, чьё демократическое избрание стало зафиксировано в документах. Его официальное избрание на должность, произошло в 727 году. Власть Венецианских дожей могла в свое время стать наследственной: главы знатных семейств республики Орсеоло, Партечипацио и Обелерио, получив высшую государственную власть, начали назначать себе в помощники своих родственников. Однако определенные особенности политики Венеции не позволяли задерживаться у власти республики какому-то одному определённому семейству. Дожей начали избирать публично, его же власть становилась пожизненной, но никогда не была наследственной. При всем этом в первые годы к выборам дожа Венеции допускались практически все слои жителей Венеции. Как правило, высшую должность получали представители наиболее знаменитых венецианских семей.

    С течением временем, однако, в стране наметились две основных тенденции. Первая, власть дожа Венеции стала частично ограничиваться постоянно создаваемыми в государстве святого Марка органами власти: первоначально Советом пятисот, чуть позже Советом сорока, а еще позже и Советом десяти. Абсолютно все эти органы власти забирали к себе во владение часть вольных полномочий, которые немного ранее полностью принадлежали венецианскому дожу, контролировали и регламентировали все действия главы демократического государства. Вторая, со временем эти же государственные советы стали играть наиболее важную роль в выборах республиканского дожа, гарантируя этим концентрацию полной власти у правящей элиты государства. Венеция с годами начала становиться олигархической республикой.

    В тринадцатом веке в стране была окончательно осуществлена хитроумная система по выбору дожей. Главу республики выбирал Комитет сорока (со временем количество заседателей было увеличено на одного человека, чтобы суммарное их число нечётным). Публичная процедура выборов состояла из одиннадцати различных голосований. Эта очень запутанная система голосований была призвана скомпенсировать интересы всех политических группировок Венеции. После своего публичного избрания новоизбранный дож пробирался к своему народу и произносил следующие слова: «Это ваш новый дож, если, конечно же, это вас полностью устраивает». После чего он громко произносил слова собственной присяги верности республике. Сначала вся эта фраза несла обращение к горожанам Венеции с просьбой утвердить его как нового дожа, но со временем он стала просто традицией.

    Не смотря на то, что Венецию средних веков можно вполне заслуженно назвать олигархической страной, городу были свойственны отнюдь не все пороки человечества, которые теперь ассоциируются у многих с этим словом.

    К примеру, одним из наиболее активно используемых Венецией источников экстренного финансирования различных программ государства (в основном войны) были принудительные кредиты у наиболее богатых граждан. Для всех богатых людей индивидуально рассчитывалась вся сумма долга с учетом суммарного размера финансового состояния членов семьи и их текущих денежных доходов. Как-то игнорировать или отказаться от дачи займы было практически невозможно.